Images-loading

Русская усадьба – прошлое для будущего.

   Тема сохранения исторических усадеб, как и всего культурного наследия России, звучит сегодня особенно громко и актуально. Но проблему невозможно решить, ожидая действий только от государства. В настоящее время в обществе уже сложилось понимание того, что дело сохранения культурного наследия могут и должны взять на себя и организации общественные и частные.

   Говоря о ситуации с российскими недвижимыми объектами культурного наследия, необходимо заметить, что реальное регулирование процессов их охраны и использования, пусть и не всегда эффективное, происходит только в крупных городах, где экономическая жизнь наиболее активна. Там быстрее идет процесс приватизации памятников и у них появляется хозяин, несущий моральную и материальную ответственность за их сохранность. Существенно улучшилась ситуация в сфере культовых памятников. Гораздо сложнее дело обстоит с памятниками отечественной усадебной культуры.

   На сегодняшний день, из существовавших в России в начале XX века усадеб, сохранилась лишь, примерно, десятая часть.

 Число используемых усадеб, по отношению к брошенным и разрушающимся, ничтожно мало. Из них:

  • незначительная часть музеи-усадьбы;
  • дома отдыха, санатории, пансионаты, из которых лишь единичные прошли комплексную реставрацию, благодаря чему содержатся в надлежащем состоянии;
  • несколько десятков усадеб находится в частной собственности и постепенно возрождается;
  • подавляющая часть усадеб используется не по назначению, например, под производственные и хозяйственные объекты, разрушается или находится фактически в бесхозном состоянии.

   Между тем  объекты исторической недвижимости и, в первую очередь памятники усадебной культуры, могут приносить своему потенциальному владельцу доход, достаточный для поддержания этих объектов на должном уровне сохранности. В перспективе же возможна и постепенная окупаемость затрат на реставрацию.

   Но для этого на поле сохранения культурного наследия должны активно и слаженно действовать три игрока – государство, общество и бизнес. В настоящий момент каждая из этих сторон, к сожалению, имеет свое понимание темы и свой вектор движения. Государство озабочено поиском внебюджетных средств на сохранение памятников, так как бюджетных катастрофически не хватает. Но при этом опасается поспешной приватизации. Общественность, возмущена необратимым процессом утраты памятников, но при этом не имеет реальных механизмов для вмешательства в этот процесс. Частный бизнес, в силу несовершенства законодательной базы и отсутствия со стороны государства продуманной стратегии по вовлечению в современный социально-экономический оборот памятников культурного наследия, не рассматривает историческую недвижимость в качестве объекта выгодных инвестиций.

   Очевидно, необходимо выработать механизм, способный объединить эти три силы. На наш взгляд, этот механизм может быть реализован в общественно-частных организациях, которые пока не получили широкого распространения в России. Именно такие организации играют важнейшую роль в охране и поддержании недвижимого культурного наследия в западной практике. Существует огромное множество фондов, обществ, комиссий и ассоциаций, специализированных по периоду или отдельному виду наследия. Среди самых крупных можно назвать TheNationalTrustofEnglandи TheNationalTrustofHistoricPreservation (США).

   TheNationalTrustofHistoricPreservation (Национальный фонд/траст сохранения исторического наследия) – членская организация, деятельность которой направлена на поддержку и сохранение зданий, ландшафтов и объектов, имеющих культурное, историческое и архитектурное значение для Америки (США). В настоящее время насчитывает более 270,000 членов. Фонд осуществляет свою деятельность на членские взносы, пожертвования от физических лиц, корпораций, фондов, и собственные заработанные средства. Годовой бюджет фонда составляет порядка 30 миллионов долларов. Организация базируется в Вашингтоне. Имеет 6 региональных представительств и управляет деятельностью 20 исторических объектов в разных штатах США.

   TheNationalTrustofEngland управляет двумя сотнями памятников в Англии и таким же числом в Шотландии через разветвлённую сеть местных ассоциаций. Он был зарегистрирован в 1895 году как независимая негосударственная организация, созданная для защиты и сохранения мест, представляющих исторический интерес, а также выдающихся природных ландшафтов. По согласованию с Правительством Великобритании, TheNationalTrustобладает уникальным узаконенным правом декларировать вечную неотчуждаемость ценной в историческом или эстетическом смысле земли – такие земли уже никогда не могут быть проданы, заложены или приобретены против воли Фонда без специальной парламентской процедуры. В 2000 году во владении TheNationalTrustнаходилось более 200 исторических зданий и парков, 49 памятников промышленной архитектуры, а также более 248,000 га живописных загородных земель и более 600 миль незастроенного побережья.

   В России общественный интерес к усадебной теме усиливается с каждым годом. Свидетельством тому являются многочисленные публикации в прессе, научные и научно-популярные труды, освещающие исторические и культурологические аспекты русской усадьбы. Все больше людей предпринимают реальные шаги по популяризации усадебной культуры, привлечению внимания к проблемам возрождения разрушающихся усадеб. Не случайным в этом смысле явилось возобновление деятельности закрытого в 1920-х годах Общества изучения русской усадьбы (ОИРУ), объединившего краеведов и профессиональных исследователей усадебной культуры, истории, архитектуры.

   Бесспорным следствием этих процессов стало появление в 2000 году Фонда «Русская усадьба», а в январе 2005 года его преемника - Национального фонда «Возрождение русской усадьбы», поставивших своей целью возрождение усадеб в новой социальной и культурной среде, вовлечение их в экономический оборот путем привлечения инвестиций. Эти организации разрабатывают индивидуальные проекты восстановления усадеб, координируют работу архитекторов, реставраторов, исследователей, ведут просветительскую работу, показывая привлекательность этих объектов для потенциальных владельцев. С другой стороны, объединяя в своих рядах многих энтузиастов сохранения культурного наследия и будучи открытыми организациями, они могут стать добросовестными партнерами для государства, взяв на себя часть ответственности за судьбу памятников.

   В настоящее время проявляется интерес к усадьбе не только как к памятнику истории и культуры, но и как к образу жизни. «Фанерные» дачки на шести сотках или стандартные коттеджи в пригороде стремительно выходят из моды. Само это явление - «усадебная культура» - постепенно становится реальностью современной жизни. Это подтверждается появлением объектов, подобных Середникову в Московской области, Знаменскому-Райку, Волосову и Чукавину в Тверской области, Марьину в окрестностях Петербурга, Ногину и Студеным Ключам в Ивановской области,  Воронину и усадьбе Плешанова в Ярославской области, Хвалевскому в Вологодской области, использующих весь номинал положительных ассоциаций со словом «усадьба».

   Усадьба, в привычном для современного человека понимании этого слова, связана, прежде всего, с дворянским сословием. По словарю В.И. Даля, усадьба – «господский дом на селе со всеми ухожами, садом, огородом и прочим». У большинства из нас тут же всплывают образы Петергофа, Кускова, Павловска, Архангельского и других загородных царских резиденций и домов крупной дворянской аристократии. Но этимология слова дает нам более широкое его понимание. В старину существовала масса синонимов слову усадьба, имевших аналогичное значение – усада, усадебка, усадище, усадбище. Все они происходят от корня «усад», имевшего значение отведенного места, выделенного участка, места, куда усадили, но в большей степени - значение обжитого, освоенного. Это в полной мере относится фактически к любому частному жилью, в том числе городскому и крестьянскому. И в этом смысле усадьба как явление не исчезало из нашей жизни и в советские годы (сельская усадьба, центральная усадьба колхоза), не исчезло и сейчас.

   Революция 1917 года уничтожила не только институт частной собственности, но и феномен частной жизни, заменив ее на жизнь общественную. Усадьбы, в лучшем случае, превратились в дома отдыха или культуры, санатории, школы, больницы и иные социальные учреждения, но значительная их часть была просто безвозвратно утрачена. После 1991 года большинство таких усадеб в прямом смысле оказалась беспризорной - медицинские и социальные учреждения ликвидировались, государство перестало выделять средства на их реставрацию и ремонт.

   Традиции усадебной жизни, прервавшиеся у нас, бережно сохраняются в странах Европы. Безусловно, жизнь хозяев замка, например, на Луаре во Франции, уже выглядит иначе, чем в XVIII-XIX веках, но все же усадебная эстетика сохраняется в новых формах и на новом уровне. Разумеется, появились такие необходимые элементы современного усадебного быта как гараж, спутниковая антенна, площадка для вертолета, сотовая связь, но это вовсе не значит, что здесь нет места конным прогулкам, охоте, семейному ужину и светским раутам. Стены старых поместий по-прежнему украшают фамильные портретные галереи. Английские и шотландские владельцы загородных домов еще более консервативны в соблюдении исторически сложившихся правил и ритуалов, особенно если речь идет о фамильных ценностях. Здесь соблюдение традиций распространяется даже на гардероб и кухню. Некоторые имения превратились в центры фермерских хозяйств, и вполне обеспечивают свое существование. Другие стали загородными резиденциями состоятельных особ, хозяйство при них - скорее дань традиции, чем средство дохода. Но есть и такие замки и поместья, которые не смогла сберечь от всеразрушающего времени даже старушка Европа. Эти дома полностью перестроены, приспособлены под современные нужды.

   И все же естественное стремление человека сделать место жизни наиболее удобным, красивым и индивидуальным заставляет нас ориентироваться на лучшие образцы частных домов. И такими образцами, безусловно, являются дворянские усадьбы XVIII- начала XX веков.

   Усадьба - это в полном смысле слова жилье индивидуальное, как по принадлежности, так и по своему месторасположению, архитектурному и ландшафтному проекту, индивидуальному способу хозяйствования. Тенденции к появлению такого жилья сейчас энергично складываются. Несмотря на то, что земельный рынок у нас в силу ряда экономических и правовых причин формируется крайне медленно,  появляется все больше и больше частных загородных домов, построенных на усадебных принципах. И вовсе не обязательно, чтобы архитектура нового дома напоминала или копировала исторические усадьбы - это может быть ультрасовременный дом. Но он должен быть наполнен жизнью, незримое присутствие хозяйской руки, заботы, увлечений, пристрастий должно ощущаться во всем даже в отсутствие хозяев. В настоящей усадьбе непременно должны присутствовать такие элементы хозяйства, которые нельзя надолго оставить без хозяйского глаза: конюшня, сад, грядки с клубникой, поля пшеницы, пасека, коллекция экзотических растений или насекомых. Именно это место, а не городская квартира, должно стать любимым домом для всех членов семьи, даже молодых и активных. Вот что такое усадьба. Это должно происходить и это происходит, но в основном со вновь построенными загородными домами. Исторические усадебные комплексы, хотя и олицетворяют в полной мере весь спектр усадебного образа жизни, очень незначительно задействованы в этом процессе, в силу отсутствия системы поощрительных механизмов со стороны государства. Тем не менее, именно благодаря частной и общественной инициативе, энергичным действиям общественно-частных организаций, можно говорить о том, что этот процесс сдвинут с мертвой точки.

   Так, например, благодаря инициативе некоторых частных предпринимателей и при участии специалистов Национального фонда «Возрождение русской усадьбы», уже несколько лет назад началась реализация проектов по восстановлению исторических усадеб.

   Самым известным примером успешной реставрации и использования исторической усадьбы стало подмосковное Середниково. Оно восстановлено Национальным Лермонтовским центром в Середникове, возглавляемом Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, полным тезкой своего знаменитого предка. Сегодня усадьба является, пожалуй, самым ярким примером бережного и хозяйского подхода к сохранению памятников в Подмосковье.  

   Другой пример эффективного восстановления и использования исторической усадьбы предлагает нам предприниматель Иван Николаевич Синюшкин, владелец небольшой гостиницы в Ростове Великом Ярославской области. Вполне рентабельное предприятие создано им на основе полуразрушенного комплекса усадьбы ростовского купца Д.М. Плешанова. Поднятый из руин памятник теперь одно из главных украшений города, престижное место работы и прекрасный туристический гостиничный комплекс с хорошим сервисом.

   Буквально из небытия возродилась усадьба Леонтьевых Воронино в Ярославской области. Правнук последнего владельца Сергей Александрович Леонтьев практически за 5-6 лет смог превратить заброшенный и разрушенный пионерлагерь в великолепную усадьбу. Отреставрирован главный дом, восстановлен большой парк с аллеями и каскадом прудов, создан интереснейший музей генералиссимуса А.В. Суворова и Леонтьевых с уникальными экспонатами, построена комфортабельная и уютная гостиница с рестораном, регулярно проводятся различные праздники и культурные акции.  

   Этот процесс мог бы двигаться интенсивнее, если бы государственные структуры, призванные сохранять культурное наследие, более тесно взаимодействовали с общественно-частными  организациями, всерьез рассматривали их как партнеров.

   По нашему мнению, возрождение исторических усадебных комплексов является пока не использованным ресурсом экономического и культурного развития сельской России. В этой сфере готовы совместно работать люди из разных слоев общества, разного возраста, вероисповедания, политической ориентации. Платформой для этой объединительной работы могут стать общественно-частные организации, действующие на принципах доверия. Мы считаем, что сохранение усадебного наследия - одна из идей, способствующих объединению нашего общества.

В. И. Алявдин
Д. Б. Ойнас